gallery/щит с тенью
gallery/на шапку сайта юр тонкости
gallery/я основа

+7 (910) 971-94-16, +7 (902) 331-66-69

https://leadgidads.ru/b/2/6/38175
https://leadgidads.ru/b/9/4/66429
https://leadgidads.ru/b/3/1/62455
УБРиР[credit_cards][sale]
https://leadgidads.ru/b/c/6/47957

Кассационная жалоба в Верховный Суд РФ, по которой отменены постановления судов

Суд: Верховный Суд Российской Федерации,

г. Москва, ул. Поварская, д. 15

 

Заявитель (Частный обвинитель): _________

 

 

______________________________________

 

 

Подсудимый: ___________________________

 

 

______________________________________

 

КАССАЦИОННАЯ ЖАЛОБА

 

г. Москва                                                                                                            19 октября 2018 г.

 

Приговором мирового судьи судебного участка № 2 Красноперекопского судебного района г. Ярославля Пикуновой Е.Ю. от 23 марта 2018 г. Гришаев Александр Сергеевич оправдан по предъявленному ему частным обвинителем Смирновым Владимиром Владимировичем обвинением в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 128.1 УК РФ, на основании п. 3 ч. 2 ст. 302 УПК РФ - за не установлением в деянии подсудимого состава преступления.

Апелляционным постановлением Красноперекопского районного суда г. Ярославля от 03 мая 2018 г. указанный приговор оставлен без изменения.

Постановлением Ярославского областного суда от 26 сентября 2018 г. отказано в передаче кассационной жалобы для рассмотрения в судебном заседании суда кассационной инстанции.

Однако, в ходе судебного разбирательства были допущены повлиявшие на исход дела нарушения закона, искажающие саму суть правосудия и смысл судебного решения как акта правосудия.

1. Вывод суда первой инстанции о том, частным обвинителем не доказано, что ложные сведения распространены подсудимым путём сообщения в той или иной, в том числе устной форме, хотя бы одному лицу за пределами суда противоречит материалам дела. На заявлении Гришаева А.С., содержащем ложную информацию в отношении Смирнова В.В. имеется подпись Юдиной А.В. Следовательно, Гришаев А.С. передавал своё заявление Юдиной А.В. для ознакомления и подписания, то есть распространил ложную информацию хотя бы одному лицу (Юдиной А.В.).

Таким образом, частным обвинителем представлено доказательство распространения ложной информации Юдиной А.В.

Следовательно, имеет место несоответствие выводов суда, изложенных в приговоре, фактическим обстоятельствам уголовного дела.

2. Суды первой и апелляционной пришли к выводу о том, что если заведомо ложные сведения содержатся в возражении на исковое заявление, то это обстоятельство исключает уголовную ответственность подсудимого по ч. 1 ст. 128.1 УК РФ.

С таким выводом нельзя согласиться.

Гришаев А.С. обратился с заявлением, содержащим ложные сведения, не в  судебный участок № 1 Красноперекопского района г. Ярославля, где происходило разбирательство по делу, по которому Гришаев А.С. являлся ответчиком.

Гришаев А.С. обратился с заявлением, содержащим ложные сведения, в Красноперекопский районный суд г. Ярославля. То есть в суд, где никаких дел в отношении Гришаева А.С.  не велось.

 Этот факт подтверждает умысел Гришаева А.С. именно на распространение ложных сведений в отношении частного обвинителя Смирнова В.В., а не на защиту своих прав.

Таким образом, суды исказили фактические обстоятельства дела, и пришли к выводу, что Гришаев А.С. обращался в суд, где он был ответчиком, в то время, как от туда не обращался.

3. Вывод суда, изложенный в приговоре, о том, что у  Гришаева А.С не было умысла и он добросовестно заблуждался в нарушение п. 1 ст. 389.15 УПК РФ не соответствует, фактическим обстоятельствам уголовного дела, установленным судом первой инстанции.

Позиция Гришаева А.С. о том, что у него не было умысла на распространение ложных сведений, так как он не думал, что они станут доступны для широкого круга лиц, а также, что он добросовестно заблуждался относительно их достоверности, не состоятельна и надумана, и  опровергается материалами дела.

Передача Гришаевым А.С. заявления с ложной информацией Юдиной А.В. (являющейся соответчицей по гражданскому делу) для ознакомления и подписи была  продиктована заведомо намерением оклеветать и причинить вред другому лицу, направить действия Юдиной А.В. в нужном Гришаеву А.С. направлении.

Подавая заявление в Красноперекопский районный суд г. Ярославля, Гришаев А.С., не мог не осознавать, что доступ к нему получит неограниченный круг лиц, поэтому не вызывает сомнений, что его действия носили осознанный характер, направленный на распространение этих сведений среди других лиц, он предвидел неизбежность наступления данных общественно опасных последствий и желал их наступление с целью опорочить честь и достоинство потерпевшего Смирнова В.В. и подорвать его деловую репутацию и как следствие вызвать критическое отношение судьи к экспертному заключению эксперта Смирнова В.В.

Заявление Гришаева А.С. целиком посвящено дискредитации экспертного заключения Смирнова В.В. В нём, Гришаев А.С. утверждает, что заключение Смирнова В.В. не соответствует закону, поскольку оно составлено якобы мужем истицы, то есть заинтересованным в исходе дела лицом. В резолютивной части Гришаев А.С. просит отказать в удовлетворении исковых требований полностью истице. То есть, Гришаев А.С. имел прямой умысел на распространение ложных сведений, порочащих эксперта Смирнова В.В., с целью выиграть суд, путём отказа истице в удовлетворении исковых требований.

К позиции подсудимого в части непризнания вины в инкриминируемых деяниях суд должен был относится критически, по­скольку данные показания расцениваются как возможность избежать уголовной ответственности за содеянное, либо смягчить наказание.

Однако суд первой инстанции полностью принял показания Гришаева А.С. в качестве допустимых доказательств по делу.

При таких обстоятельствах, обжалуемое постановление суда первой инстанции нельзя признать законным и обоснованным, в связи с чем оно подлежит отмене с направлением материала на новое судебное рассмотрение.

4. Суды первой и апелляционной инстанций пришли к ошибочному выводу об отсутствии заведомости ложных сведений, распространённых Гришаевым А.С.

Очевидно, что Гришаев А.С. воспользовался сходством фамилий истицы и эксперта, для того, что бы ввести суд в заблуждение. Утверждение о том, что заключение эксперта изготовлено с нарушением закона, потому что эксперт заинтересован в исходе дела, так как он является супругом истицы, Гришаев А.С. придумал, для того, что бы опорочить эксперта любой ценой. Гришаев А.С., не высказал предположение о том, что истец Смирнова Е.С. и эксперт Смирнов В.В. являются родственниками, братом и сестрой или однофамильцами. Гришаев А.С. в утвердительной форме заявил, что экспертное заключение незаконно, потому что Смирнов В.В. и Смирнова Е.С. муж и жена.

Согласно уголовному законодательству РФ заведомость ложных сведений означает, что виновный осознает несоответствие или возможность несоответствия действительности сообщаемых им сведений.

Гришаев А.С. безусловно осознавал возможность несоответствия действительности сообщаемых им сведений. Следовательно, вывод об отсутствии заведомости несостоятелен.

5. Суд апелляционной инстанции пришел к выводу, что частный обвинитель спровоцировал  Гришаева А.С. на распространение ложных сведений, тем, что через полгода после распространения Гришаевым А.С. ложных сведений был привлечён к участию в гражданском деле в качестве представителя истца, что по мнению суда апелляционной инстанции являлось недопустимым и вызывало обоснованные сомнения в его объективности, как эксперта. Именно действия самого Смирнова В.В. вызвали обоснованные сомнения в его объективности и добросовестности, как эксперта.

Такой вывод суда апелляционной инстанции абсурден и несостоятелен. Гришаев А.С. обратился в суд с заявлением, содержащим ложные сведения в отношении Смирнова 04 июня 2017 г., то есть тогда, когда Смирнов В.В. не был привлечён к участию в деле в качестве представителя в 2018 году. (10 января 2018 г. выдана доверенность)

С учётом вышеизложенного, приговор мирового судьи судебного участка № 2 Красноперекопского судебного района г. Ярославля Пикуновой Е.Ю. от 23 марта 2018 г. и апелляционное постановление Красноперекопского районного суда г. Ярославля от 03 мая 2018 г. подлежат отмене, а уголовное дело в отношении Гришаева А.С. – направлению на новое апелляционное рассмотрение, в ходе которого необходимо устранить допущенные нарушения уголовного и уголовно-процессуального законов и принять законное и обоснованное судебное решение.

На основании изложенного,

 

ПРОШУ:

 

Приговор мирового судьи судебного участка № 2 Красноперекопского судебного района г. Ярославля Пикуновой Е.Ю. от 23 марта 2018 г. и апелляционное постановление Красноперекопского районного суда г. Ярославля от 03 мая 2018 г. отменить и передать уголовное дело на новое судебное разбирательство в суд апелляционной инстанции.

 

Приложение:

1. Копия настоящей кассационной жалобы;

2. Копия приговора мирового судьи судебного участка № 2 Красноперекопского судебного района г. Ярославля Пикуновой Е.Ю. от 23 марта 2018 г., заверенная соответствующим судом;

3. Копия апелляционного постановления Красноперекопского районного суда г. Ярославля от 03 мая 2018 г., заверенная соответствующим судом;

4. Копия постановления мирового судьи Пикуновой Е.Ю. от 05 июня 2018 г. по делу № 2-1-12/2018., заверенная соответствующим судом;

5. Копия апелляционного постановления Красноперекопского районного суда г. Ярославля от 13 июля 2018 г., заверенная соответствующим судом;

6. Копия постановления о рассмотрении замечаний на протокол судебного заседания мирового судьи судебного участка № 2 Красноперекопского судебного района г. Ярославля Пикуновой Е.Ю. от 09 июня 2018 г., заверенная соответствующим судом.

7. Копия постановления Ярославского областного суда от 26 сентября 2018 г., заверенная соответствующим судом.

 

Заявитель (частный обвинитель)________________Смирнов В.В.

В гражданском судопроизводстве при подаче кассационной и надзорной жалоб существует промежуточная стадия – изучение судьей суда кассационной и надзорной инстанции вопроса о рассмотрении жалобы в судебном заседании суда кассационной или надзорной инстанции. По результатам такого «изучения» судья кассационной (ч. 2 ст. 381 ГПК РФ) и надзорной (ч. 2 ст. 391.5 ГПК РФ) инстанции выносит определение  об отказе в передаче жалобы или  о передаче жалобы для рассмотрения в судебном заседании суда кассационной и надзорной инстанции.

На практике такой порядок несет в себе серьезные проблемы для реализации права на судебную защиту, наиболее важными из которых являются:

1) изучение жалобы производится одним судьей, а не в коллегиальном составе;

2) изучение жалобы и вынесение определения производится без вызова сторон;

3) определения об отказе в передаче жалобы для рассмотрения в судебном заседании нельзя обжаловать.

Кроме того, «отказные определения» несмотря на требование ГПК РФ об их  мотивированности, на практике включают мотивировочную часть лишь формально, как правило, в виде нескольких абзацев текста, а иногда и предложений.

Любопытно, что конституционность порядка передачи кассационной и надзорной жалоб для рассмотрения в судебном заседании являлось предметом многих жалоб в Конституционный Суд. Большинство из них Конституционный Суд счел неприемлемыми и отказал в их принятии (определения от 25 февраля 2013 г. № 220-О, от 24 декабря 2012 г. № 2402-О, от 18 октября 2012 г. № 1966-О, от 16.02.2012 № 363-О-О, от 23 марта 2010 г. № 344-О-О и др.). В результате их анализа становится очевидным, что стадия изучения жалоб подвергалась критике во многих жалобах в КС РФ. Однако Конституционный суд остался непреклонен:

«Предусмотренная гражданским процессуальным законодательством предварительная процедура  рассмотрения судьей жалоб на вступившие в законную силу судебные постановления обусловлена целью обеспечить баланс публичного и частного интересов и исключить явно необоснованные обращения. Само по себе введение данной процедуры, в рамках которой определяются правовые основания для дальнейшего движения дела (истребования дела, передачи его для рассмотрения судом по существу), исходя из доводов, изложенных в жалобе, и содержания обжалуемых судебных постановлений (материалов истребованного дела), отвечает правовой природе и предназначению производства по пересмотру вступивших в законную силу судебных постановлений и не может расцениваться как не совместимое с правом каждого на судебную защиту и на справедливое судебное разбирательство, притом что при рассмотрении дела по существу судом в отношении сторон и иных участвующих в нем лиц обеспечивается соблюдение основных процессуальных принципов и гарантий.

Данные выводы содержатся в сохраняющем силу Постановлении Конституционного Суда Российской Федерации от 5 февраля 2007 года № 2-П, в котором также указывалось на то, что пересмотр вступивших в законную силу судебных постановлений по своему содержанию и предназначению является дополнительным способом обеспечения правосудности судебных решений, который, имея резервное значение, используется, когда неприменимы или исчерпаны все обычные средства процессуально-правовой защиты» (определение КС РФ от 25 февраля 2013 г. № 220-О).

Важно отметить, что на уровне кассационной инстанции в наиболее распространенном случае подсудности (решение, вынесенное районным судом, обжалуется в апелляционном, а затем и кассационном порядке) возможны подача кассационной жалобы сначала в президиум областного суда «субъекта», а затем в одну из коллегий Верховного суда РФ – таким образом, фактически устанавливаются две кассационные инстанции. Однако до рассмотрения коллегией ВС РФ жалоба изучается судьей Верховного суда, который может отказать в передаче жалобы для рассмотрения в судебном заседании. При таком отказе в надзорную инстанцию (В Президиум Верховного Суда) законодатель вообще не предусматривает права подачи надзорной жалобы, поскольку ГПК РФ устанавливается возможность обжаловать определения коллегии ВС РФ (п. 6 ч. 2 ст. 391.1 ГПК РФ), до рассмотрения которой дело может просто не дойти. Таким образом, определение судьи суда кассационной инстанции о передаче или отказе передачи кассационной жалобы для рассмотрения в судебном заседании имеет определяющее значение для реализации права на судебную защиту. 

В дополнение к данной процедуре в ГПК РФ устанавливается право  Председателя Верховного Суда и его заместителей не согласиться с определением судьи Верховного Суда об отказе в передаче кассационных жалобы и представлений для рассмотрения в судебном заседании суда кассационной инстанции (ч. 3 ст. 381 ГПК РФ) или  надзорных жалоб и представлений для рассмотрения в судебном заседании Президиума Верховного Суда (ч. 3 ст. 391.5 ГПК РФ) и вынести определение о его отмене и передаче кассационной жалобы, представления с делом для рассмотрения в судебном заседании суда кассационной инстанции.

Какова цель данной экстраординарной процедуры изучения кассационных и надзорных жалоб («право не согласиться»)? Если процедура преодоления «отказного определения» была установлена с целью исправления возможных ошибок судей, изучавших кассационную и надзорную жалобу, то она изначально содержала в себе ряд существенных недостатков и не выполняет в системном ключе на практике данную задачу.

Кроме того, в действующих нормах ГПК РФ не предусмотрено, вправе ли лицо, подававшее кассационную жалобу, инициировать данный вопрос перед председателем и зампредом Верховного Суда или же последние вправе «не согласиться» только по собственной инициативе. Какой из зампредов ВС РФ вправе рассматривать подобные обращения? Не удалось найти и какой-либо регламент рассмотрения подобных обращений председателем и заместителем председателя Верховного Суда, а также правоприменительную практику по данному вопросу. Данные аспекты вызывают у тяжущихся сторон на практике вопросы об их процессуальным праве и процедуре обращения к должностным лицам Верховного Суда. Также, очевидно, что в случае если данные жалобы будут направляться Председателю Верховного Суда и его заместителям, аппараты последних будут перегружены документами.

Что касается надзорной жалобы, то такой порядок (ст. 391.11 ГПК РФ) предусматривает пересмотр по жалобе заинтересованных лиц или по представлению прокурора «в целях устранения фундаментальных нарушений норм материального права или норм процессуального права, которые повлияли на законность обжалуемых судебных постановлений и лишили участников спорных материальных или процессуальных правоотношений возможности осуществления прав, гарантированных настоящим Кодексом, в том числе права на доступ к правосудию, права на справедливое судебное разбирательство на основе принципа состязательности и равноправия сторон, либо существенно ограничили эти права». Однако правоприменительной практики по нему точно также мало, как и в отношении кассации.

Поэтому все же представляется, что, первую очередь, «право не согласиться» изначально устанавливалось для укрепления вертикали власти в системе судов общей юрисдикции и было нацелено на собственную инициативу Председателя и заместителей Председателя Верховного Суда.

Понятно, что авторы поправок о реформировании кассации и надзора, предусматривающих двухступенчатую систему рассмотрения кассационных и надзорных жалоб, руководствовались соображениями процессуальной экономии. Однако о какой экономии можно вести речь, если в гражданском процессе предусматривается фактически две кассационные инстанции?

Проводя сравнение с системой арбитражных судов, следует отметить отсутствие в последней процедуры изучения кассационной жалобы в принципе в кассационной инстанции и рассмотрение вопроса о передаче в Президиум ВАС РФ заявления о пересмотре судебного акта в порядке надзора в коллегиальном составе.  Представляется, что данная модель на порядок более эффективна существующей в системе судов общей юрисдикции.

Учитывая то, что действующая модель изучения и рассмотрения кассационных и надзорных жалоб несет в себе ряд указанных выше существенных недостатков и требует пересмотра, хотелось бы предложить для обсуждения несколько вопросов об оптимизации порядка рассмотрения кассационных и надзорных жалоб, а именно:

1. Необходима ли в принципе такая процедура как изучение судьей суда кассационной инстанции вопроса о рассмотрении жалобы в судебном заседании суда кассационной или надзорной инстанции?

2. Необходимы ли две кассационные инстанции в системе судов общей юрисдикции, вместо которых можно было бы создать одну «полную» кассацию?

3. Обеспечивает ли единоличное без вызова сторон изучение вопроса о рассмотрении жалобы в судебном заседании суда кассационной или надзорной инстанции обеспечить реализацию права на судебную защиту?

4. Необходимо ли существование «права не согласиться» в гражданском процессе?

Также буду признателен приведению примеров реализации «права не согласиться» председателем и заместителем председателя Верховного суда, и идей о совершенствовании рассмотрения и изучения кассационных и надзорных жалоб.

Верховный Суд РФ направил мою кассационную жалобу обратно в президиум Ярославского областного суда, который до этого мне отказал в передаче жалобы для рассмотрения, и после этого президиум был вынужден пересмотреть свой отказ. С постановлением президиума можно ознакомится здесь >>>>>>>