gallery/щит с тенью
gallery/на шапку сайта юр тонкости
gallery/я основа

+7 (910) 971-94-16, +7 (902) 331-66-69

https://leadgidads.ru/b/d/6/65259
https://leadgidads.ru/b/3/1/62455
https://leadgidads.ru/b/c/6/47957

Суд: (название суда и адрес, телефон)

Истец: (ФИО, адрес, телефон, e-mail)

Ответчик:(ФИО, адрес, телефон, e-mail)

 

 

ИСКОВОЕ ЗАЯВЛЕНИЕ

 

 

Истица с *** года проживает и зарегистрирована в квартире *** расположенной по адресу: *** на земельном участке площадью *** кв.м., предоставленном под жилую застройку индивидуальную с кадастровым номером ***. Квартира и земельный участок принадлежит истице на праве собственности. Соседом и собственником смежного земельного участка площадью *** кв.м., с кадастровым номером *** является ФИО4 За участками, принадлежащими Исаичкиной и ФИО4 находится здание ***, которое используется в равных долях. Здание *** представляет собой кирпичное здание на фундаменте. Часть *** принадлежащая Исаичкиной В.В. расположена на земельном участке площадью *** кв.м,, с кадастровым номером *** Земельный участок принадлежит на праве собственности, о чем имеется свидетельство о государственной регистрации права серии *** от ***. Часть *** ФИО4 расположена на земельном участке площадью *** кв.м., с кадастровым номером *** Земельный участок принадлежит ФИО4 на праве аренды, о чем имеется постановление администрации *** *** от ***. К *** от домовладения и земельного участка, принадлежащего истице, а также домовладения и земельного участка, принадлежащего ФИО4 расположено здание *** До *** года между участками Исаичкиной и ФИО4 и участком здания *** существовал свободный проход шириной три метра, Исаичкина имела беспрепятственный проход к *** Указанный проход сложился на муниципальной земле. С *** года Организация 1 (новый владелец здания *** и земельного участка площадью *** кв.м. с кадастровым номером ***) огородил свою территорию железным забором. При этом проход между участками Исаичкиной В.В. и ФИО4 и участком Организация 1 шириной в три метра перестал существовать. Между заборами расстояние составило около *** сантиметров. Таким образом, истица лишена возможности проезда и прохода к зданию *** и земельному участку под ***. Такие же проблемы возникли и у ФИО4, к тому же он не может беспрепятственно пройти через свою калитку на территорию своего домовладения. Исаичкиной В.В. известно, что земельный участок Организация 1 отмежеван, но согласно плану межевания и акту согласования границ существовавший ранее проход шириной в три метра (муниципальная собственность) сохранен. Существование прохода шириной три метра (муниципальная собственность) подтверждается кадастровым планом квартала, где на графическом изображении земельных участков видно наличие прохода между участком, принадлежащим Исаичкиной В.В., участком принадлежащим ФИО4 с одной стороны и участком, принадлежащим Организация 1 с другой стороны. Такое же графическое изображение земельных участков в укрупненном масштабе изготовлено ИП ФИО12 Исаичкина В.В. полагает, что ответчик самовольно захватил часть муниципального земельного участка, представляющего собой проход шириной в три метра, самовольно установил на данной территории свой забор, тем самым сократил расстояние между земельными участками до *** сантиметров, что влечет неустранимые препятствия в пользовании собственностью. Сделать проход в другом месте невозможно, поскольку с южной и западной стороны расположен жилой сектор и огороды, с восточной стороны на земельном участке установлены бетонные столбы, занятые коммуникациями. Согласно ст. 304 ГК РФ собственник может требовать устранения всяких нарушений его права, хотя бы эти нарушения и не были соединены с лишением владения. Указанное право может быть реализовано независимо от того, на своем или чужом (в данном случае муниципальном) земельном участке ответчиком созданы препятствия в пользовании собственностью.

На основании изложенного и руководствуясь ст. 131-132 ГПК РФ

 

ПРОШУ:

 

устранить препятствия в пользовании собственностью, обязав ответчика демонтировать часть своего забора на расстояние в три метра от забора квартиры *** по адресу: ***

 

Приложения:

 

  1. Копии искового заявления
  2. Документ, подтверждающий уплату государственной пошлины
  3. Копии правоустанавливающих документов
  4. Другие документы, подтверждающие основания подачи искового заявления

 

Истец _____________

Иск об устранении препятствий в пользовании имуществом

Собственник может владеть, пользоваться и распоряжаться своим имуществом, а также охранять свое имущество от посягательств третьих лиц. В этом смысле положения ст. 301—305 ГК РФ задуманы как беспробельный институт защиты прав собственника или иного титульного владельца вещи, в котором виндикационный иск защищает от утраты владения, а негаторный иск — от всех остальных нарушений (см. также по этой теме «Иск о сносе самовольной постройки и негаторный иск не противоречат друг другу, а соотносятся как предмет и основание одного требования», «ЭЖ», 2016, № 15). Об основных тенденциях судебной практики по требованиям об устранении препятствий в пользовании имуществом (негаторным требованиям) читайте в этом материале.

Согласно ст. 304 ГК РФ собственник может требовать устранения всяких нарушений его права, хотя бы эти нарушения и не были соединены с лишением владения. Если, к примеру, собственник участка продолжает им владеть и пользоваться, но при этом в результате действий третьих лиц его права нарушены (возведенные на соседнем участке строения способствуют сильному затенению, вода из дождевых отводов соседнего строения заливает участок, по участку проходят чужие трубы и т.п.), защищать свои нарушенные права ему следует при помощи негаторного иска.

Наиболее типичные вопросы, касающиеся сферы применения негаторного иска, разъяснены в совместном постановлении Пленумов ВС РФ и ВАС РФ № 10/22 от 29.04.2010 «О некоторых вопросах, возникающих в судебной практике при разрешении споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав» (далее — Постановление № 10/22) и в информационном письме Президиума ВАС РФ от 15.01.2013 № 153 «Обзор судебной практики по некоторым вопросам защиты прав собственника от нарушений, не связанных с лишением владения» (далее — Обзор практики). Эти документы по существу определили место негаторного иска в системе вещно-правовых способов защиты, задали стандарты доказывания и разъяснили важные процессуальные аспекты рассмотрения таких исков.

Основания негаторного иска

Что требуется доказать, чтобы суд удовлетворил требования собственника вещи об устранении препятствий в пользовании этой вещью? Общие правила доказывания были сформулированы в Постановлении № 10/22. Доказать необходимо следующие обстоятельства:

наличие права собственности (или иного вещного права) у истца;
наличие обстоятельств, которые нарушают его право собственности или законное владение;
обстоятельства, подтверждающие, как именно ответчик нарушает право собственности, или создает угрозу такого нарушения, то есть связь между действиями ответчика и нарушением прав собственника.
Истец должен не только быть собственником, но и владеть имуществом.

Отсутствие фактического владения по общему правилу влечет отказ в удовлетворении иска. Идеальной ситуацией является совпадение права собственности и фактического владения. Однако бывает, что права на имущество не зарегистрированы, а но его владелец хочет защититься от нарушений со стороны третьих лиц.

По общему правилу отсутствие регистрации прав на имущество не является основанием для отказа в удовлетворении негаторного иска (см. п. 7 Обзора практики). Судебная практика исходит из того, что одновременное предъявление виндикационного и негаторного исков недопустимо, так как в первом случае собственник должен быть лишен владения, а во втором фактически владеть имуществом. Так, в одном из дел суд прямо указал, что «одновременное предъявление к одному и тому же ответчику негаторного и виндикационного исков в отношении одного и того же имущества взаимоисключается» (постановление ФАС Московского округа от 24.10.2013 по делу № А40-158670/12).

Сложнее выбрать иск, когда встает вопрос о частичном лишении владения, например, когда часть земельного участка или здания занимает другое лицо. По мнению ВАС РФ (п. 1 Обзора практики), критерий определения требований следующий: если у истца сохраняется доступ к вещи и он осуществляет хотя бы частичное фактическое владение, то виндикационный иск неприменим — надо подавать негаторный.

Подавая негаторный иск, важно учитывать, что препятствия в использовании объекта права собственности (иного вещного права) должны быть реальными, а не мнимыми (см., например, постановления АС Уральского округа от 07.09.2015 № Ф09-5025/15 по делу № А76-20844/2014, Восточно- Сибирского округа от 25.06.2015 № Ф02-2571/2015 по делу № А19-20457/2012).

В этом отношении интересен пример из п. 9 Обзора практики: суд удовлетворил требования о прекращении строительства бассейна, так как собственник соседнего здания с привлечением экспертов смог доказать реальную угрозу разрушения этого здания из-за проведения строительных работ. Причем иск удовлетворили, даже несмотря на действующее разрешение на строительство бассейна.

Для удовлетворения негаторного иска не имеет значения, вторгается физически нарушитель на участок или иной объект, принадлежащий собственнику, или нет. Сфера применения негаторной защиты распространяется на любой негативный эффект, который препятствует истцу нормально пользоваться или распоряжаться вещью.

Предмет негаторного иска

Предмет исковых требований по негаторным искам весьма широкий, и стремится к дальнейшему расширению, что составляет самостоятельную тенденцию.

Так, суды квалифицируют в качестве негаторного иска требования:

об освобождении имущества от ареста (постановление Двенадцатого арбитражного апелляционного суда от 29.12.2014 № 12АП-4410/2014 по делу № А57-223/2014);
о признании права отсутствующим (Определение ВС РФ от 11.02.2016 № 305- КГ15-19426 по делу № А40-43364/2013);
о восстановлении положения, существовавшего до нарушения права (Апелляционное определение Верховного суда Республики Татарстан от 24.11.2014 по делу № 33-15805/14) и др.
В целом предмет иска может включать устранение как юридических, так и фактических препятствий.

Устранение юридических препятствий чаще всего связано с защитой правомочия распоряжения. Например, ошибочные записи в реестре прав на имущество очевидно препятствуют распоряжению им, поскольку действительный собственник не может совершать с ним сделки. Отсюда появился такой вид негаторного иска, как иск о признании права отсутствующим для корректировки записей в реестрах.

На устранение юридических препятствий также направлены иски о защите объекта недвижимости от нарушений, связанных с использованием его адреса для связи с юридическим лицом. Такие иски также признаются негаторными (п. 5 постановления Пленума ВАС РФ от 30.07.2013 № 61 «О некоторых вопросах практики рассмотрения споров, связанных с достоверностью адреса юридического лица»).

Наиболее же распространенным требованием, направленным на устранение фактических препятствий для собственника (владельца) в пользовании принадлежащим ему имуществом, продолжают оставаться иски о сносе или демонтаже построек, конструкций или иных объектов, которые тем или иным образом нарушают права собственника имущества (Определение ВС РФ от 17.02.2015 по делу № 302-ЭС14-1496, А33 16410/2013, постановления Девятого арбитражного апелляционного суда от 04.08.2015 № 09АП-26830/2015 по делу № А40-161655/13, ФАС Восточно-Сибирского округа от 06.09.2013 по делу № А33-4326/2012).

Кто может заявлять негаторный иск

Практика демонстрирует признание права на негаторный иск за широким кругом субьектов. По смыслу ст. 304 ГК РФ, право на негаторный иск принадлежит владеющему собственнику. Вместе с тем ст. 305 ГК РФ дает право на вещно-правовую защиту и владельцам на праве пожизненного наследуемого владения, хозяйственного ведения, оперативного управления, либо владельцам по иному основанию, предусмотренному законом или договором.

В частности, законными владельцами для целей негаторного иска признаются собственники помещения в многоквартирном доме, имеющие право пользоваться землей под ним (п. 67 Постановления № 10/22), а также покупатель, вступивший во владение недвижимостью до государственной регистрации права собственности (п.60 Постановления № 10/22).

Вместе с тем право на иск признается и в ситуациях, когда фактическое обладание или физический контроль над вещью со стороны собственника не всегда очевидны. Например, допускается иск от собственника в ситуации, когда объект, испытывающий негативное воздействие, передан им арендатору и находится у него по договору аренды (п. 3 Обзора практики). Аналогично у собственника, передавшего имущество на праве постоянного (бессрочного) пользования, остается право на негаторный иск к нарушителю (Определение ВС РФ от 22.12.2015 по делу № 306-ЭС15-12164, А55-5313/2014).

Также допускается право собственника имущества (п. 4 Обзора практики) на негаторный иск для защиты установленного сервитута (например, сервитута проезда через соседний земельный участок к своему участку). Судебная практика также подтверждает право сервитуария на защиту права проезда к господствующей вещи в силу собственности на нее (Определение ВС РФ от 14.08.2015 № 308-ЭС15-9063 по делу № А63-9067/2014).

Как указано в п. 12 Обзора практики: «когда спорное имущество отсутствует во владении истца, его право может быть защищено исключительно с помощью иска об истребовании имущества из чужого незаконного владения, удовлетворение которого влечет за собой не только восстановление владения спорной вещью, но и корректировку записей в ЕГРП о принадлежности имущества». При этом титул владельца по договору не дает права на негаторный иск в случае, если пользование или распоряжение вещью от собственника по договору не переходит.

Например, в судебной практике хранитель не рассматривается в качестве титульного владельца, имеющего право на негаторный иск (постановление ФАС Центрального округа от 11.05.2010 по делу № А62-818/2009).

В случае же если полномочия, полученные по договору, позволяют лицу считаться уполномоченным владельцем, истец признается надлежащим. Например, право на негаторный иск признается за доверительными управляющими (см., например, постановление ФАС Московского округа от 29.05.2014 № Ф05-4868/14 по делу № А40-128439/2013)

Кто является ответчиком

Тенденция к расширению сферы применения негаторного иска отразилась и на статусе ответчика. Судебная практика придерживается позиции, что истец должен затрачивать минимальные усилия для поиска ответчика, так как цель негаторного иска — прежде всего устранение нарушенного права, а не привлечение нарушителей к ответственности.

Например, ответчиком может стать как арендатор, так и собственник земельного участка, с которого производится нарушение прав истца (п. 4 Обзора практики). Соответственно, истец может сам выбрать, кому из них предъявлять требования.

Также в п. 5 Обзора практики сказано, что собственник несет ответственность за действия арендатора, если нарушение прав продолжилось после прекращения договора аренды. Например, если арендатор установил мешающий другим лицам трубопровод, то нарушение собственника, по мнению суда, заключалось в том, что он своевременно не произвел его демонтаж. Аналогично суд признает право истца на предъявление иска к заказчику за действия подрядчика в случаях, когда основанием для нарушения прав истца было задание заказчика (п. 6 Обзора практики).

Следует отметить, что с учетом ст. 304, 305 ГК РФ в некоторых случаях законный владелец имеет право на негаторный иск к собственнику (п. 67 Постановления № 10/22).

Негаторный иск как обход закона

Широкое использование негаторного иска делает актуальным рассмотрение вопроса о пределах добросовестного поведения при заявлении негаторных требований.

Дело в том, что заявление негаторного иска в отличие, к примеру, от виндикационного имеет очевидные предпосылки: в силу ст. 208 ГК РФ на такие требования не распространяется исковая давность. Соответственно, стремясь реализовать это преимущество, истцы часто пытаются разрешить спор с помощью негаторных требований, даже когда негаторный иск не является надлежащим способом защиты нарушенного права (см., например, постановление ФАС Северо-Кавказского округа от 21.02.2013 по делу № А32-19353/2010).

Бывают ситуации, когда истец заявляет одновременно иск об устранении нарушений в праве пользования принадлежащим ему имуществом (негаторный иск) путем сноса соседнего здания и самостоятельный иск о сносе самовольной постройки (той же самой, сноса которой он требовал, подавая негаторный иск).

Такие требования суды признают аналогичными и прекращают производство по одному из дел (постановление АС Уральского округа от 21.01.2015 № Ф09-14552/12 по делу № А71-54/2005). Суды указывают также, что негаторные требования не должны использоваться для обхода норм закона об исковой давности, о применении которой может быть заявлено при рассмотрении специального иска, например, о применении последствий ничтожной сделки (постановление ФАС Северо-Кавказского округа от 26.07.2013 по делу № А63-13644/2012).

Поведение одной из сторон может быть признано недобросовестным не только при наличии обоснованного заявления другой стороны, но и по инициативе суда. Если оно будет установлено, суд может отказать в защите принадлежащего ей права полностью или частично, а также применить иные меры, обеспечивающие защиту интересов добросовестной стороны или третьих лиц (п. 2 ст. 10 ГК РФ, п. 1 постановления Пленума ВС РФ от 23.06.2015 № 25 «О применении судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации»).

Поиск баланса интересов

В пункте 6 Обзора практики исследуется вопрос о поиске равновесия между правом частной собственности и общественным интересом в споре о прокладке кабеля, необходимого для обеспечения доступа в интернет жителям района, в результате чего нарушаются права собственника здания. Разрешая спор, суд пришел к выводу, что обеспечение интереса жителей района не может основываться на произвольном вторжении в имущественную сферу другого лица и нарушении его права собственности.

На практике нередко складываются ситуации, когда защита вещных прав противопоставляется публичному интересу. Иногда для того чтобы определить, подлежит ли удовлетворению негаторный иск, суду приходится применять в вещно-правовых спорах нормы публичного права и оценивать общую направленность действий сторон.

Так, в одном деле Верховный суд РФ отменил решения нижестоящих инстанций и отправил дело на новое рассмотрение после того, как провел общий анализ ситуации, сложившейся на товарном рынке (Определение ВС РФ от 12.10.2015 № 309-ЭС15-6673 по делу № А60-25477/2013). В этом деле городская администрация потребовала от контрагента, договор на размещение линий связи с которым прекратился, демонтировать линии связи, размещенные на опорах наружного освещения, принадлежащих МУПу. Первая и апелляционная инстанции удовлетворили требования администрации на основании ст. 304 ГК РФ, посчитав, что раз договор исполнен и прекратил свое действие, а новый договор не заключен, то правовых оснований для размещения линий связи на городских опорах у компании — бывшего контрагента МУПа нет.

Однако Верховный суд РФ с таким решением не согласился. Проанализировав доводы ответчика и антимонопольного органа, который участвовал в деле в качестве третьего лица, ВС РФ пришел к выводу, что удовлетворение негаторного иска администрации создаст условия для изменения качественного состояния рынка услуг электросвязи с конкурентного на монополистический. Городской проект по демонтажу воздушных линий связи, в рамках которого расторгались и не заключались на новый срок договоры размещения линий связи с компаниями, позволит единственной компании, имеющей подземную канализацию для размещения линий связи, занять доминирующее положение, что не отвечает публичным интересам и целям антимонопольного регулирования.

По существу при рассмотрении этого вещно-правового спора Верховный суд РФ, с учетом его обстоятельств, включил в предмет рассмотрения вопросы публично-правовых интересов, состояние товарного рынка и процессуальное поведение участников спора.

На практике суды придерживаются позиции, что негаторное требование должно быть разумным и соразмерным, обеспечивающим баланс прав и законных интересов не только обеих спорящих сторон, но и интересов неограниченного круга лиц. Так, в ряде случаев, если негаторное требование нарушает права неограниченного круга лиц, оно не может быть удовлетворено.

Например, суд признал недопустимым снос пешеходного моста, который обеспечивает интересы пассажиров железнодорожной станции (постановление АС Московского округа от 10.12.2015 № Ф05-17282/2015 по делу № А41-46581/14). В аналогичных делах требования о сносе водопроводной насосной станции (постановление ФАС Северо-Кавказского округа от 16.07.2014 по делу № А53-10881/2013), сносе линий электропередачи (постановление АС Северо-Кавказского округа от 13.11.2014 № Ф08-8636/2014 по делу № А53-18475/2013) также признаны нарушающими права неограниченного круга лиц.

Вопросы о соотношении интересов различных групп лиц как правило связаны с градостроительством. Право владельца земельного участка возводить по своему усмотрению объекты затрагивает как права соседей, так и территории в целом. Из этого возникает явление «конкуренции застройщиков», которое заключается в том, что первый из застройщиков территории своими конструктивными решениями часто оказывает негативное влияние на технические характеристики и коммуникации соседнего объекта.

Как сказано в п. 8 Обзора практики, невозможность осуществить строительство в желаемом истцом объеме не является основанием для удовлетворения негаторного иска к собственнику соседнего земельного участка, если ответчик застроил свой земельный участок в соответствии со строительными и градостроительными нормами и правилами. При этом при рассмотрении подобных споров, как предписывает п. 46 Постановления № 10/22, суд обязан проверять соблюдение градостроительных и строительных норм и правил: «несоблюдение, в том числе незначительное, градостроительных и строительных норм и правил при строительстве может являться основанием для удовлетворения негаторного иска, если при этом нарушается право собственности или законное владение истца».

Проведенный анализ позволяет выделить генеральную тенденцию расширения области применения негаторного иска как института исковой защиты. Причем на сегодняшний день судебная практика исходит из необходимости оценки разумности и соразмерности требований сторон, баланса прав и законных интересов не только обеих спорящих сторон, но и интересов неограниченного круга лиц, недопущения подмены негаторными требованиями спора о праве.