gallery/щит с тенью
gallery/на шапку сайта юр тонкости
gallery/я основа

+7 (910) 971-94-16, +7 (902) 331-66-69

https://leadgidads.ru/b/6/f/38019
https://leadgidads.ru/b/3/4/57025
gallery/img-10681083_900-image
https://leadgidads.ru/b/c/6/47957

Суд:

Истец:

Ответчик:

Третье лицо:

Смирнов Владимир Владимирович, г. Ярославль, ул. Корабельная, д. 10, кв. 29, тел.: 8 (910) 971-94-16

Представитель истца:

 

ИСКОВОЕ ЗАЯВЛЕНИЕ

 

г. Ярославль                                                                                                                                                       "   " _______ 20__ г.

Между истцом Брага МВ и ответчиком Кандыба АА заключен договор дарения, согласно которому Даритель Брага М.В. подарила одаряемому Кандыба А.А. принадлежащую ей по праву общей долевой собственности квартиру, доля в праве 1/2 площадью 67,6 кв.м., находящуюся по адресу: (***).

Квартира (№), расположенная по адресу: (***) принадлежала по праву общей долевой собственности Брага МВ и Брага ИС. (дата) Брага М.В. заключила с ответчиком договор дарения доли в квартире. Брага М.В. утверждала, что при заключении договора дарения находилась в состоянии алкогольного опьянения. Ответчик отвел Брага М.В. в регистрационную палату, где она подписала какие-то документы. Ответчик зарегистрировал свое право в установленном законом порядке, в настоящее время является собственником доли в спорной квартире. Брага М.В. никого не ставила в известность о намерениях распорядится долей в праве общей долевой собственности. Ответчик обещал приобрести Брага М.В. отдельное жилье, но этого не сделал. Брага М.В. ограничена в дееспособности Решением Истринского городского суда от 10.08.2011г., вследствие злоупотребления спиртными напитками. Брага М.В. на момент заключения договора дарения действовала под влиянием ошибочных представлений и не желала достижения тех правовых последствий, которые достигаются в результате совершения сделки дарения. Брага М.В. проживала и желает далее проживать в спорной квартире.

 В соответствии с п. 1 ст. 177 ГК РФ сделка, совершенная гражданином, хотя и дееспособным, но находившимся в момент ее совершения в таком состоянии, когда он не был способен понимать значение своих действий и руководить ими, может быть признана судом недействительной по иску этого гражданина либо иных лиц, чьи права или охраняемые законом интересы нарушены в результате ее совершения.

Речь в данном случае идет о таких состояниях вполне дееспособного лица, которые временно лишают его возможности осознанно выражать свою волю. В болезненном состоянии, во сне, в состоянии аффекта человек не может в полной мере отдавать отчет в своих действиях. К таким состояниям лица возможно отнести в том числе, и нахождение его в состоянии алкогольного опьянения. Воля при совершении сделки в таких случаях либо вовсе отсутствует, либо совершенно не соответствует той воле, которая была бы у данного лица, если бы оно находилось в здравом уме и твердой памяти.

Таким образом, одним из оснований признания сделки недействительной является фактическая недееспособность лица, совершающего сделку. В отличие от юридической недееспособности, которая имеет постоянный характер и связывается законом либо с достижением определенного возраста (ст. 21, 26, 28 ГК РФ), либо с признанием недееспособности или ее ограничением в судебном порядке (ст. 29, 30 ГК РФ), в данном случае недееспособность носит временный характер.

Установление этой недееспособности осуществляется на основе фактических данных, позволяющих сделать вывод о том, что в момент совершения сделки лицо находилось в таком состоянии, когда оно не было способно понимать значение своих действий или руководить ими, а так же на основании медицинских заключений.

Верховный Суд РФ в п.18 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 14 апреля 1988 г. № 2 "О подготовке гражданских дел к судебному разбирательству" (в ред. от 25.10.1996 г.) разъяснил, что "во всех случаях, когда по обстоятельствам дела необходимо выяснить психическое состояние лица в момент совершения им определенного действия, должна быть назначена судебно-психиатрическая экспертиза, например, при рассмотрении дел о признании недействительными сделок по мотиву совершения их гражданином, не способным понимать значение своих действий или руководить ими (ст. 177 ГК РФ)

Истец ссылается в заявлении на тот факт, что сделка между Брага М.В. и Кандыба А.А. была совершена под влиянием заблуждения. Для правильного применения ст. 178 ГК РФ необходимо установление следующих вопросов, имеющих принципиальное значение:

1) понятие заблуждения,

2) круг лиц, имеющих право оспаривать сделку, совершенную под влиянием заблуждения;

3) последствия признания недействительной сделки, совершенной под влиянием заблуждения.

Под заблуждением обычно понимается неправильное представление субъекта о каких-либо обстоятельствах, имеющих значение для заключения сделки. Воля субъекта при совершении сделки под влиянием заблуждения соответствует его волеизъявлению, однако формирование этой воли происходит под воздействием неправильных представлений об обстоятельствах, имеющих значение для заключения сделки Таким образом, следует установить как несоответствии между волей и волеизъявлением, так и "порок образования определенной воли".

В соответствии с п. 1 ст. 178 ГК РФ существенное значение имеет заблуждение относительно природы сделки либо тождества предмета сделки или таких его качеств, которые значительно снижают возможности его использования по назначению.

Исходя из определения сделки, которое содержится в законе, ст.153 ГК РФ, следует, что сделка относится к тем юридическим актам, которые являются действием и происходят по воле людей.

В тех случаях, когда содержание волеизъявления не соответствует внутренней воле субъекта, закон предоставляет возможность признавать такие сделки недействительными. При совершении мнимой сделки налицо и воля и ее изъявление. Фактические требования действительности сделок соблюдены, но нет единства между волей и ее изъявлением для соответствующей оценки их правом. Воля не направлена на достижение правовых последствий, а волеизъявление свидетельствует о таковых. Юридическая несостоятельность воли и волеизъявления в виде их несоответствия между собой свидетельствует о юридической дефектности совершенного действия для оценки его как сделки.

Волеизъявление Брага М.В., выраженное в заключении договора дарения не соответствовало ее воле, направленной на достижения иных последствий, нежели те, что наступают в результате совершения сделок по безвозмездному отчуждению имущества.

Согласно ст.572 ГК РФ по договору дарения одна сторона (даритель) безвозмездно передает или обязуется передать другой стороне (одаряемому) вещь в собственность либо имущественное право (требование) к себе или к третьему лицу либо освобождает или обязуется освободить ее от имущественной обязанности перед собой или перед третьим лицом.

При наличии встречной передачи вещи или права либо встречного обязательства договор не признается дарением. К такому договору применяются правила, предусмотренные пунктом 2статьи 170 настоящего Кодекса.

Договор дарения совершен без намерений безвозмездной передачи квартиры, а с иными намерениями, присущими возмездным договорам, поскольку существовали встречные обязательства у одаряемого. Сделка, совершенная лишь для вида, без намерения создать соответствующие ей правовые последствия ничтожна в силу закона (ст.170 ГК РФ).

Статьей 12 ГК РФ предусмотрены такие способы защиты гражданского права, как признание оспоримой сделки недействительной и применение последствий ее недействительности и применение последствий недействительности ничтожной сделки.

Пленум Верховного Суда РФ и Пленум Высшего Арбитражного Суда РФ в постановлении от 01.06.98 № 6/8 разъяснили, что Кодекс не исключает возможность предъявления исков о признании недействительной ничтожной сделки.

Ст. 170 ГК РФ установлено, что мнимая сделка ничтожна. В свою очередь, ничтожная сделка недействительна независимо от признания ее таковой судом (п. 1 ст. 166 ГК РФ). В качестве последствий недействительности ничтожной сделки, как правило, выступает реституция, которая предполагает возврат сторонами друг другу всего полученного по сделке. Очевидно, что реституция возможна только в тех случаях, когда сторонами исполнялось (хотя бы в части) обязательство, признанное впоследствии недействительным. Ввиду того, что фактической передачи 1/2 доли квартиры от Брага М.В. к Кандыба А.А. не было произведено, что установлено судом, последствием заключения договора дарения квартиры между Брага М.в. и Кандыба А.А. стала регистрация права собственности Кандыба А. А. на 1/2 долю квартиры, в связи с чем суд счел необходимым прекратить право собственности Кандыба А.А. на 1/2 долю квартиры.

На основании изложенного и руководствуясь ст. 131-132 ГПК РФ

ПРОШУ:

Признать договор дарения 1/2 доли квартиры, расположенной по адресу: (***) заклюенный (дата) между Брага МВ и Кандыба АА недействительным.

Право собственности Кандыба АА на 1/2 долю квартиры, расположенной по адресу: (***) прекратить.

Приложения:

Копии искового заявления

Документ, подтверждающий уплату государственной пошлины

Копии правоустанавливающих документов

Другие документы, подтверждающие основания подачи искового заявления

Истец

(подпись)

(расшифровка  подписи)

 

 

Исковое заявление о признании недействительной сделки, совершенной ограниченным в дееспособности